В США нашли неизданное стихотворение Набокова о Супермене

Написанное Набоковым в 1942-м стихотворение представляет отношения супергероя с любимой женщиной.

В библиотеке редких книг Йельского обнаружили неизданное стихотворение Набокова. Оно написано от лица Супермена и опирается на обложку одного из комиксов о супергерое DC.

Поэт отправлял «The Man of Tomorrowʼs Lament» («Плач человека завтрашнего дня») в 1942-м на публикацию в The New Yorker, однако журнал посчитал стихотворение непонятным и печатать его не стал. Спустя 69 лет его обнаружил литературовед и переводчик Андрей Бабиков.

«Медуза» обратилась к режиссеру и исследователю Набокова Михаилу Идову за переводом стихотворения. Сам режиссер в комментарии отмечает, что в произведении Набоков предвосхитил «Хранителей» и «Пацанов», представляет битву Супермена с Гитлером, а также оставляет пасхалку для фанатов, отсылая к конкретной обложке комикса.

«Плач человека завтрашнего дня»:

Носить очки — мой долг. Иначе враз
И легкие ее мой суперглаз
Узрит, и печени дрожащий ком
Покажется, как в водорослях сом,

В сени костей. Измученный изгой,
Слоняюсь я по свету, словно мой
Из «Лира» соименник. Весь мой вид —
Носи я хоть трико, хоть тройку-твид —

Мне ненавистен: и могучий торс,
И каждой мышцы корабельный трос,
И синий чубчик. Ключ моей хандры —
Не пропасть, разделившая миры

Фантазии и Факта от и до
(Мне не слетать в «Орлиное гнездо»
И даже по призыву не попасть);
Меня постигла худшая напасть.

Я молод, полон сока, что твой клен,
И, что неудивительно, влюблен.
Но все позывы сердца и души
Стальной рукой не хочешь, а души:

Моя любовь — землетрясенье, смерч,
И брачный час сулит невесте смерть,
Отелю снос, а рядом с ним домам
Как минимум ремонт оконных рам.

А ежели она переживет
Сей взрыв любви? Какой зачнется плод?
Что за младенец ринул бы на свет,
Сбив с ног врача? Он в возрасте двух лет

Сломал бы в доме каждый стул и стол,
А ножкой топнув, рухнул через пол;
Нырял в колодец в три; в четыре-пять
Сигал бы в печь на «я иду искать»;

К восьми играл бы в поезда, подняв
Над головой всамделишный состав;
А к девяти бы всех моих врагов
Избавил от оков. И был таков.

Вот почему, где я бы ни летал,
Как высоко, как ни был плащ мой ал,
Погони за карманниками мне
Скучны. Парю в небесной желтизне

Один. Плечистый, но сутулый Кларк,
Из мусорного бака взяв пиджак,
Сминает плащ и прячет в тот же бак.
Год-два спустя: аллея, Централ-Парк,

И статуя моя. И женский вздох:
«Ах, Кларк, как он чудесен!» Да, неплох,
Я бормочу, вздыхая втайне — но
Обычным парнем быть мне не дано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *